Ширёва Елизавета Алексеевна

"Их имена мы помнить будем"

В своей работе о описала жизнь свого дедушки, которым я горжусь. Хочу, чтобы многие люди узнали о его нелёгкой жизни.

Их имена мы помнить будем

      Красота природы здешней воспета в песнях  и стихах. Она тесно переплетается с  нашими судьбами и судьбами наших предков. 

     О жизни моего прадеда я многое узнала, расспросив его сына и соответственно моего дедушку Ширева Александра Васильевича.    Моего прадедушку звали Ширев Василий Николаевич 1916-1987гг. Детство его прошло в городе Соликамске. Он закончил 3 класса церковно-приходской школы. Затем помогал отцу работать на конном дворе у хозяина, управляющего солеварней. Прадедушка ухаживал за лошадьми. Когда немного подрос начал работать на катере, возить людей по реке Каме. Затем отслужил в армии. Когда началась война, прадедушка ушел на фронт. Воевал под Москвой, войну закончил в Кённингсберге. За годы войны ему был вручен орден Красной Звезды. Через год после возвращения с фронта прадедушка  был отправлен в Кусьинлаг для отбытия наказания по статье хулиганство (подрался с милиционером) на 5 лет.
            Мой прадедушка начал работать на алмазной обогатительной фабрике электриком. Специального образования он не имел, а был, что называется самоучкой.

   Небольшой уральский посёлок  Кусья-Александровский на некоторое время стал алмазной "столицей" Советского Союза и местом проживания моего дедушки.   Становление предприятия было сложным – не было ни специальной техники, ни технологий добычи алмазов. Основными орудиями труда были кирка и лопата.  В 1948 на Большом Ершовском прииске строится каменное здание доводочной фабрики №3.  Доводочная фабрика обязательно располагалась на склоне, для того чтобы было облегчено движение воды. На возвышении располагалась эстакада, куда приходили самосвалы из карьера с породой. Порода разгружалась в бункер. Затем промытая порода поступала в бутару. Бутара - это бочка в диаметре 1,5 метра, вся перфорированная, т.е. вся в отверстиях. Бутара вращается, в нее поступает порода и вода. При вращении камни разбиваются, оставшаяся глина отмывается. Дальше вся масса камней и песка поступает в классификатор - большое колесо, от которого отходит желоб. Песок уходил в желоб, а затем в речку. Река была перекопана, дно её сильно изменилось с тех пор. Но природа не потеряла своей красоты и очарования.

    Заключенные Кусьинлага, работающие на доводочной фабрике жили в бараках расположенных на большом поле рядом с фабрикой. Также там располагалось управление лагеря, столовая, подсобные помещения и прочее. Мой прадедушка первые годы жил и работал в Кусьинлаге на строгом режиме, затем его начали отпускать после рабочего дня в поселок, тогда он и познакомился с моей прабабушкой Коростелевой Афанасьей Зиновьевной, живущей рядом с фабрикой. А после истечения срока заключения он переехал жить к прабабушке и остался дальше работать на доводочной фабрике.

   Мой прадед обычный человек, на долю которого выпало немало трудностей и испытаний. Исторические события, происходящие в стране, отразились на его жизни. Он начал трудится с детских лет, воевал в годы Великой Отечественной войны, был заключенным Кусьинского ИТЛ, входящего в систему ГУЛАГ. Он жил и трудился в небольшом уральском поселке Кусье-Александровский как раз в то время, когда он являлся алмазной "столицей" Советского Союза.  Он был достойным человеком, которым я очень горжусь.
     Драги уже давным-давно нет. Только пруд и плотина остаются памятниками бывшей алмазной «столицы» Советского Союза. А в середине русла Койвы часто встречаются острова - это следы, которая оставила после себя драга.  Но сейчас острова заросли деревьями и производят впечатление естественных  островов. А по берегам до сих пор можно увидеть разрушенные здания ГУЛАГа и следы той нелёгкой жизни, которую прожили в таком прекрасном месте наши предки.