Уразбаева Алина Радиковна

Тропинка к обелиску

Работа написана в жанре рассказа и посвящена Памяти о Великой Отечественной войне через память о своих родственниках-фронтовиках и земляках.

Тропинка к обелиску

Уставшая, после школы, Алина спешила  домой, посматривая, по привычке, по  сторонам. Погода стояла замечательная. Тёплый, но решительный ветерок приветствовал девушку, и солнышко - тоже.  «Сейчас чуть-чуть ещё в горку, и буду дома, - радостно думала она. – Сейчас справа останется синий дом дачников с вишней, слева – он, обелиск». Каждый день Алина пробегает мимо обелиска, вернее, хотя бы на мгновение задерживается на восьмой фамилии снизу в списке "Они вернулись с победой". Он буквально в нескольких шагах от дороги. Но сегодня срочно надо домой - мама с сестрой, приехавшей наконец-то в гости, ждут не дождутся её. Поэтому взгляд буквально скользнул, чтобы мчаться дальше, радоваться родному дому, и вдруг остановился. Алина поняла: она не может не зайти. Ветер разошёлся не на шутку и, наверно, уронил банки, в которых ещё вчера, после праздника 9 Мая, красовались живые цветы. Сейчас они рассыпались в бессилии, некоторые отлетели в сторону.

Она решительно шагнула на тропинку, еле заметную, ведущую к обелиску, главной достопримечательности родной деревни. Несколько шагов, и она около прочного ограждения, выполненного в чёрно-белом цвете. Чёрного цвета вертикальные железные столбики, в секции от столбика до столбика прикреплены крепкие вертикальные и горизонтальные  прутья, поверх которых в каждой секции находится белый ромб и на протяжении всего заграждения. Это по-своему красиво, надёжно и мило, если сравнить с обветшалым за многие годы старым забором, убранным несколько лет назад, когда жители деревни собрались вместе и решили сделать новый обелиск. Хотелось людям, чтобы дорогое для каждого место, находящееся в центре деревни, стало прекрасней и притягательней прежнего. Чтобы радовало проходящих мимо и приходящих к нему. И Алина, как и все земляки, искренне уверена, что это лучший памятник для них. Так и есть. Раньше обелиском считался большой прямоугольный камень, на котором были написаны имена и фамилии людей, которые пришли с войны и которые остались там.

Алина на мгновение задержалась у входа, приоткрыла калитку и шагнула на забетонированную дорожку, которая на протяжении нескольких метров образовывала три большие, но совсем невысокие ступеньки к самому обелиску-стене. Сам обелиск стоит на каменной плите, на поёте возложена небольшая стена-выступ в виде кладки из красного кирпича в девять рядов. В нескольких местах кладки пустоты, дырочки в один кирпич, может быть, посчитали, что так красивее, чем сплошная кладка. Десятый ряд – белый кирпич, который образует края вместительного углубления, куда можно посадить цветы или поставить хоть искусственные, хоть живые цветы. Алина не раз видела, что чаще здесь располагаются искусственные, а вот по праздникам цветут настоящие. Как сейчас. Идею списков погибших и вернувшихся солдат-земляков, конечно, перенесли из прежнего в современный вариант обелиска. Вот и сейчас Алина подняла глаза и окинула взглядом фамилии и имена. Разделены они на два столбца: заголовок первого «Они сражались за Родину», другого - «Они вернулись с победой». Горько, но в первой колонке имён больше – 49 человек, а тех, кто вернулся, гораздо меньше – 24. «Война не щадит никого, хотелось бы, чтобы вернувшихся было намного больше», - с сожалением подумала девушка, взглянув поверх списков. Над колонками из фамилий и имён гордо красуется символ Победы - орден Отечественной войны. Так придумали и решили односельчане. Жители же посадили по сторонам дорожки ёлочки-малышки, по две с каждой стороны. «Пока они маленькие, слабые, беззащитные. Но живые, упрямые, цепляются за жизнь. С характером. Пройдёт несколько лет, они поднимутся и станут настоящими украшением и защитой обелиска. Будут видны издалека и привлекать внимание, приглашать в гости. Вот одна уже устремилась к солнцу, обгоняя своих сестрёнок», - тепло и мечтательно подумала Алина, оглядывая маленьких красавиц, которые игриво взмахивали веточками от ветра, соглашаясь с мыслями гостьи. «Сейчас приберу тут у вас, - тихо произнесла она и заботливо стала подбирать цветы. – Хорошо, что вода не пролилась, хотя подлить не мешало бы». Тепло обратилась к цветам: «Видимо, недавно вы упали, не успели завянуть. Давайте больше не падайте, цветите подольше. Вроде бы всё». Только выпрямилась, и сразу в глаза бросились фамилии и имена.

Рука невольно потянулась к списку героев войны.  Проводя по белому холодному камню рукой, Алина читала имена и снова удивлялась красивым, неизвестным татарским именам, сегодня ушедшим: Зиянгир, Шархум, Минулла… Она думала о семьях, не дождавшихся самых дорогих и любимых. О детях, порой ни разу не видевших их. О страшных сражениях,  пережитых простыми солдатами, принявшими смерть. «Больше всего здесь Амаевых, Арисовых, Уразбаевых. Как среди погибших, так и вернувшихся. Столько жизней, судеб. Вот фамилия и имя родного человека - Арисов Фарах. Горжусь дедушкой мамы», - благодарно улыбаясь, смотрела на строчку Алина. И вспоминала, как мама всегда с радостью говорит, что он вернулся с войны и был награжден орденом, каким именно, к сожалению, – не знает. Узнав, что сейчас часто помогает людям сайт «Дорога памяти», с огромной надеждой предложила поискать информацию. Алина тут же с радостью откликнулась на просьбу. Зашли на сайт, набрали известную информацию, но там об Арисове Фарахе ничего не было известно. Попробовали зайти на сайт «Память народа» - только указано, откуда он. «Даже фотографии не сохранилось», - сокрушалась мама. Зато она вспомнила, что у него был шрам на лопатке, и когда дети спрашивали его, где он потерял лопатку, он отвечал, отшучивался: «Немец откусил». Дедушка Фарах просто хотел немножко попугать детишек, а на самом деле он получил огнестрельное ранение и вынес много боли, о которой не надо знать малышам. Алина, стоя у обелиска, размышляла, как мама рассказывает о своём деде с гордостью. А вот камень ничего сказать не может. Не сберегли память. Жалко и обидно. Вообще здорово приходить сюда и знать о человеке, чьё имя здесь указано. Вот теперь хоть немножко, но Алина знает о прадеде. Наверно, поэтому и к папе пристаёт с просьбой рассказать о своём отце, участнике Великой Отечественной войны. Сейчас прочитывает Алина несколько фамилий и имён, и вот и его имя – Уразбаев Галишан, её  дед по папиной линии. Да, восьмой снизу. Раз уж пришла, можно не только беглый взгляд бросить. Спасибо папе, что он часто вспоминает о детстве, об их большой семье, где было очень много детей и умелый, настоящий хозяин - отец.

«Ой, где-то здесь же должен быть наш маленький букетик! - почему-то вдруг вспомнила Алина. – Мы же его с Наилем положили тогда, прошлым летом, когда он приезжал в гости к родственникам». Она до мелочей помнила, как они ходили на футбол, а так как обелиск стоит в центре, как раз на их пути, то проходили мимо него. Не договариваясь, оба шагнули в сторону обелиска. Значит, важно было сюда зайти для обоих. Подошли к ограде обелиска. Наиль искал своего деда, но оказалось, что он искал фамилию бабушки, а фамилию деда он не знал. С этим разобрались. Наиль спросил, есть ли у Алины тут кто-то. На что Алина сказала гордо: «Конечно». Потом пыталась объяснить, где её дедушка Галишан написан (о прадеде Фарахе она тогда ещё не знала). Но с той стороны, откуда ребята подошли сначала к ограде, плохо было видно списки. «Пойдём покажу», - сказала Алина и направилась в обход ограды к  калитке. «А давай цветов нарвём, вроде бы так делают», - неуверенно предложил Наиль. Они нарвали совсем небольшой, скромный букетик, но он был самым дорогим для них сейчас. Перевязали травинками. Ребята несли цветы героям войны, их героям. От себя, от всей души. Когда ребята оказались рядом с обелиском, Алина вдруг осознала, что  никогда не стояла так близко к обелиску. Да ещё с цветами. Да ещё с другом. Необычное чувство испытала она. Это была и радость, и гордость, и благодарность, и боль. Именно тогда Алина поняла, что будет приходить к обелиску чаще. «А взглядом поприветствовать могу каждый день», - уверенно решила она. А букетик свой Алина с Наилем спрятали в крайней справа дырочке в кладке. «Здесь он будет с участниками войны и нас ждать», - так вместе решили.

«Здесь! Наш!» - воскликнула Алина, засунув руку в дырочку и вытащив совсем маленький, высохший, невесомый их букетик. «Пока оставайся и жди нас вместе», - наказывала она букетику и думала. Думала о том, что за этот год она узнала ещё другие, может быть, для кого-то незначительные моменты о дедушке. Но не для неё. И эти факты приближали её и к деду, и к обелиску, и к памяти о войне, на которой всякое бывает. И это были её маленькие победы, о которых могла рассказать всем, показывая на имя деда: «В столбике "Вернувшиеся с победой" есть мой дедушка Уразбаев Галишан Назмеевич  - дедушка со стороны папы. Почему-то папа всегда помнил, что его отчество Назертдинович, но в документах на сайте «Дорога Памяти» указано отчество Назмеевич. Ошибка? Нет. Обратились к родственникам. И двоюродная сестра мамы  подтвердила, что отца деда Галишана звали Назмей. Но папа об этом не знал, потому что ему было всего шесть лет, когда дедушка умер».

         Да, теперь Алина и о фронтовом пути деда кое-что знает, и о наградах, и об ошибке в имени. На  Великую Отечественную войну Галишан был призван в 1943 году, на момент призыва ему было 18 лет. Призван в Бардымский РВК Молотовской (Пермской) области. Воинское звание - рядовой гвардии. На сайте "Дорога Памяти" его имя записано как Галиман. Рассуждая об этой ситуации, Алина с папой пришли к выводу, что перепутали буквы ш и м, написали Ш, так как документы писались от руки. Один человек нечётко написал, другой неправильно понял, прочитал, переписал. История с путаницей букв продолжилась, уже в папином отчестве. Папа говорил, что во многих договорах и документах его отчество всегда писали Галиманович, позже, когда он стал старше, то начал говорить, предупреждал заранее, прежде, чем начнут что-то писать, диктовал по слогам, как правильно нужно написать.

Совсем забыла Алина о наградах сказать. Нельзя об этом забывать. Хотя дедушка воевал 2 года, был почти мальчишкой по возрасту,  он заслужил свои медали как настоящий защитник своей Родины: «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг»,  «За взятие Берлина», «За освобождение Праги».

Особой гордостью Алины стала история, записанная, а значит увековеченная, в наградном листе, в котором разборчивым почерком описывается ситуация,  сделавшая  для внучки деда Галишана настоящим героем и доступными, приблизившими те события: «Тов. Уразбаев, работая шофером, подвозил на передовую горюче-смазочные материалы. Двигаясь к передовой в р-не с. Бладен, машина тов. Уразбаева была обстреляна артиллерийским огнем противника и осколком повредило машину. Тов. Уразбаев проявил мужество, сняв из соседней разбитой машины нужные запчасти, восстановив свою машину, и доставил горючее к танкам в срок. Достоин представления к правительственной награде - Медали "За боевые заслуги" 17 мая 1945 г.» Уже тогда у деда Галишана были золотые руки и сильный характер.  Алина очень гордится, что её дед был смелым парнем, который мог собраться в самый трудный момент, не раскиснуть, искать и найти выход.

Папа Алины, когда прочитал этот документ, сказал, что его отец досконально знал технику. В деревне обучал водителей, учил их разбирать и собирать автомобили, подбирать детали. Знал толк в деле. А Алина довольно думала, глядя внимательно на папу: «Не сомневаюсь нисколько, что папа у меня весь в своего отца: хозяйственный очень, любит деревню. Трудолюбивый, он занимается многими  делами: то он в  лесу, то у пчёл, то в конюшне, то на работе. И всё старается делать хорошо».

«А вот внешне не могу сказать, сильно ли похож папа на своего отца», - придя в себя от пришедших мыслей и чувств, подумала Алина, направляясь от обелиска к выходу. – Да, кстати, фотография осталась, благодаря тоже празднику 9 Мая. На ней дедушка Галишан вместе с другими ветеранами войны.  Вот он какой. Невысокого роста, крепкого телосложения, у него большие крепкие руки, серьёзное лицо, губы достаточно крупные, глаза узкие, взгляд внимательный, какой-то усталый, лоб высокий. И много-много морщин на лице. Думаю, что-то в папе есть от деда».

Неожиданно мысли были прерваны звонком телефона. «Мама. Я же давно должна быть дома!» - с ужасом понимала Алина, собираясь ответить. Конечно, мама потеряла её и беспокоится. «Я около обелиска», - сказала она. Мама поняла и мягче, чем собиралась, произнесла: «Алин, Чулпан давно приехала. Мы ждём тебя».

Закрывая калитку, Алина уже знала, что она сегодня придёт ещё раз – налить воды цветам. Надеется, что с Чулпан. И завтра заглянет. И вообще будет чаще здесь бывать.

И тропинка - не сразу, конечно, но станет заметней.