Кадырова Лиана Рашитовна

Судьба страны с судьбой людей неразделима

статья

Судьба страны с судьбой людей неразделима

История - это прошлое человечества. Историю делают люди, подчас простые и незаметные.

До момента награждения Ралифа Хальфиевича Рахматуллина орденом Мужества немногие знали, что он является участником ликвидации Чернобыльской аварии. И только спустя  17 лет  в Верхнесыповском Доме культуры состоялось торжественное вручение государственной награды одному из её первых ликвидаторов. Звуки гимна поднимают на ноги собравшихся в Доме культуры жителей нашего села от мала до стара. На сцене  виновник торжества. Высокий мужчина, не привыкший к почестям, он как будто уменьшился ростом.

Рахматуллин Ралиф Хальфиевич родился 11 мая 1967 года. После окончания школы получил профессию автослесаря в г. Перми.

В армию Ралифа провожали осенью 1985 года. Еще до армии Ралиф на курсах ДОСААФ освоил бронетранспортер. К армейским испытаниям парень подготовился хорошо. К тому же занимался легкой атлетикой, лыжными гонками.

Служить он попал под Харьков, в город Чугуев, в разведдозорный батальон. Ему, исполнительному, крепкому здоровьем воину, доверили БРДМ – боевую разведывательную дозорную машину.

1 мая 1986 года Ралифу ротный приказал немедленно завести машину и подъехать к КПП.

- Есть немедленно завести машину! – козырнул Ралиф, думая, что начались учения. Он подготовил ее к походу в считанные минуты и подъехал к контрольно – пропускному пункту, где незнакомый майор формировал группу для отъезда машин. «Что-то маловато для учений»,- прикинул Ралиф.

Колонна взяла курс на Чернобыль…

Ралиф с боевыми товарищами прибыл к месту назначения, к селу Ораны, 3 мая, спустя всего лишь неделю после взрыва. Навстречу военной колонне тянулись автобусы, грузовики с людьми, прижимавшими к груди узелки с вещами. Они походили на беженцев, спасавшихся от врага. Только тогда солдаты догадались: в Чернобыле произошло что-то из рук вон выходящее. Наконец майор пояснил: людей эвакуируют потому, что в Чернобыле взорвался атомный реактор.

Горстка солдат и «партизаны» - мобилизованные запасники – быстро разбили и обустроили лагерь. Он сыграл важную роль  в ликвидации последствий аварии на АЭС. Отсюда сотни «ликвидаторов» делали броски на чернобыльскую «амбразуру», чтобы прикрыть собой страну. А Ралифа бросили на нее в числе первых бойцов.

На АЭС Ралиф с товарищами сначала закрывали свинцовыми пластинами окна в первом, втором и третьем блоках, чтобы через них внутрь помещений не проникала извне радиация. Внутри специалистам, им, солдатам, и «партизанам» предстояло работать. А работы было очень много. Опасной работы!

-Мы забрасывались в радиоактивную зону на 15 минут в день,- вспоминает Ралиф. - Дольше в ней нельзя было находиться. Но и эти 15 минут не были безобидными. «Партизаны» жалели нас, молодых парней. Я тогда был молод и здоров. Об опасности догадывался, но относился ко всему спокойно, надеялся на свой организм…

Их, солдат и «партизан», от радиации ничем не защищали, кроме респираторов. Выдавали обычную спецовку. В респираторах  трудно было дышать, ведь в эти 15 минут люди работали как заведенные, зачастую на пределе физических и моральных сил. Поэтому респираторы заменили  марлевыми повязками, чтобы не глотать радиоактивную пыль. Ралиф вместе со всеми стремился поскорей и побольше убрать радиоактивную «грязь»: смыть, забетонировать, вывести и закопать, захоронить.

-Мы были первыми ликвидаторами, - говорит Ралиф Халфиевич. - Первыми уничтожали невидимого противника – радиацию. Тем, кто шел за нами, было полегче.

В воинскую часть Ралиф вернулся не из глубокого «чернобыльского тыла», а с переднего края фронта, где страна сражалась за свое выживание в условиях небывалой по масштабам ядерной катастрофы.

Узнав историю Ралифа Халфиевича, я удивилась, ведь он жил у нас в соседях, а я даже не догадывалась, что этот простой, скромный человек, был одним из первых ликвидаторов «чернобыльской катастрофы», совсем молодым парнем совершал подвиг во имя Родины, во имя будущего. 

Сегодня, несмотря на пошатнувшееся здоровье, ведь он тогда получил максимальную дозу радиации, что не прошло бесследно, живёт, радуется жизни, детям, внукам.

Остаётся сказать, что такие люди, как Р.Х.Рахматуллин, не привыкли сетовать на судьбу, а живут достойно, не оглядываясь на то, сколько им отмеряно жизни.

Любая судьба неразрывно связана с судьбой страны, поэтому мы должны сделать всё возможное, чтобы то, что они хранят в своей памяти,  сохранилась и в нашей.  И вспоминаются слова русского писателя, нашего земляка В.Астафьева: «Жив народ, пока жива его историческая память ».