Озорнова Ольга

"Ленинградские сезоны в Прикамье"

Творческая работа в виде очерка, посвящённая сотрудничеству двух театров в годы войны.

Очерк «Ленинградские сезоны в Прикамье»

 

 

«Ленинградские сезоны  в Прикамье»

                Во все времена люди считали, что когда наступают сложные военные времена, музы на это время умолкают. В своём повествовании  я хочу опровергнуть это мнение и рассказать историю двух театров оперы и балета.   

         Всё случилось неожиданно 23 июня 1941 года. Два театра: один – Ленинградский театр оперы и балета им. Кирова срочно эвакуировался, другой – Молотовский театр приехал с гастролей и на своей сцене застал нежданных гостей. Причиной этих изменений стало начало Великой Отечественной войны. За три дня ленинградцы вывезли в  Молотов, так тогда назывался город Пермь, более трёх тысяч человек, костюмы, ноты, аппаратуру, декорациям места не хватило. Изначально театр должны были эвакуировать в Новосибирск, но  дирижёр Арий Пазовский, бывший пермяк, настоятельно советовал  коллективу кировского театра остаться в Молотове.
Сначала  ленинградцы очень огорчились, когда увидели, что  сцена нового театра   значительно меньше их сцены. Они стали срочно переделывать спектакли и заново писать декорации. Зал для репетиций  не вмещал и половины кордебалета,  все репетиции приходилось проводить на сцене. Но уже 13 сентября1941 года эвакуированный театр открыл новый сезон на сцене Молотовского  областного театра оперы и балета!

А где же были артисты  нашего  театра? Начало войны застало их на летних гастролях, а когда они вернулись, оказалось, что родной театр уже занят артистами из Ленинграда. Молотовцы оказались на высоте, они помогли ленинградцам чем смогли и отбыли в г. Кизел. До самого окончания войны театр жил «на колёсах» -   Кизел, Лысьва, Губаха, Краснокамск.

Непросто начиналась новая жизнь кировского театра в Молотове. Первые два спектакля – опера М. Глинки «Иван Сусанин» и балет П. Чайковского «Лебединое озеро» воспринялись зрителями прохладно, занавес опускался при полной тишине. А ведь какие «звёзды» участвовали в постановках: Наталья Дудинская, Константин Сергеев, Татьяна Вечеслова! Прекрасно звучал оркестр под управлением А. Пазовского. Ленинградцам  казалось, что театром в Молотове никто не интересуется.

Однако артисты кировского театра не унывали и  даже пытались помогать приютившему их городу -  ходили на ночные дежурства в госпиталь, а после них утром шли на репетиции. Постепенно и молотовцы стали оттаивать и проявлять интерес к эвакуированному театру.

За короткий осенний период ленинградцы показали следующие   оперы и балеты:  «Евгений Онегин», «Риголетто», «Аида», «Дон Кихот», «Баядерка», позднее добавились «Жизель», «Эсмеральда», «Тщетная предосторожность». Однако самым любимым среди зрителей оказался спектакль «Пиковая дама», он прошёл за время сезонов более 40 раз!

Кого  же мы могли увидеть в это сложное время в зрительном зале?

На переднем плане всегда сидели люди в военной форме, интеллигенция занимала  амфитеатр, а на галёрке ютились старшеклассники. Интересно, а дарили ли цветы артистам в военное время? Цветы в уральском городе были редкостью, но ленинградцы были рады и простой веточке домашней герани. С появлением новых артистов, как заметили сами молотовцы,  изменился и облик города. На фоне серых телогреек и военных шинелей на улице Сибирской особенно необычно выглядели короткие пальто и шляпки-таблетки артисток. А скоро жители нашего города  уже могли отличать голоса певцов и спорить, кто лучший бас,  а  кто лучший тенор, в «Баядерке» лучшей признавали  Татьяну Вечеслову,  а в «Лебедином озере» всегда покоряла  Наталья Дудинская.

В октябре 1941 года в городе Молотов случилось чудо – приехала сама Галина Уланова. Жителей города покорила её «воздушная» Одетта в «Лебедином озере».  Галина Сергеевна прожила в Молотове недолго, но зрители  увидели её ещё в трёх балетах.

         Не только концертами и спектаклями жил эвакуированный кировский театр. Артисты регулярно проводили шефские концерты на предприятиях, выезжали  в Челябинск и Свердловск, а также вязали тёплые вещи для бойцов, сдавали  кровь. С первых же дней войны театр начал формирование фронтовых концертных бригад. Первая бригада выехала на передовую в июне 1942 года, а Шестая -  в феврале 1943-го, всего было представлено  43 концерта. Бригады выступали на Ленинградском фронте и в блокадном городе. А добраться туда можно было только по Дороге жизни, через Ладожское озеро.

По воспоминаниям артистов им очень запомнилось  одно выступление на поляне, около места прорыва блокады. Концерт проходил в землянке и самым примечательным было освещение: маленькую  эстраду с двух сторон освещали бойцы, которые  держали в руках гильзы  с горящим керосином. На передовой снег и холод, танцевать и петь приходилось при двадцатиградусном морозе, раздетыми и под грохот артобстрела. В такой ситуации , я думаю, подвиг артистов можно  сравнить с  подвигом военных.

А затем ленинградцы возвращались снова в Молотов, уже в «свой» театр.

В современном городе Пермь  сохранилась гостиница «Центральная», построенная ещё в тридцатых годах. Жители часто называют её «Семиэтажка», так как долгие годы это было самое высокое здание города.  В годы Великой Отечественной войны гостиница приняла под свою крышу эвакуированных артистов, писателей, поэтов и музыкантов. В течение трёх лет в «семиэтажке» жили и артисты эвакуированного кировского театра.

В 1942 году в маленьком  номере  гостиницы  была написана партитура знаменитого балета «Гаянэ» композитором Арамом Хачатуряном. На  маленьком разбитом пианино он невиданными темпами писал свой балет. В 1939 году молодым композитором была написана партитура   балета «Счастье», его премьера состоялась в Москве. Позднее руководство  Кировского театра предложило А. Хачатуряну подготовить новую редакцию балета, который получил название «Гаянэ», по имени главной героини. Война прервала работу композитора и он с семьёй уехал в Молотов.

 Интересна история появления на свет очень популярного и сегодня «Танца с саблями» из этого балета. Оказывается, что танец  появился совершенно случайно. Уже шли репетиции балета, когда А.Хачатуряна  попросили добавить ещё один танец. Композитор наотрез отказался, но придя домой стал наигрывать мелодию на пианино и  как говорил сам А. Хачатурян : «Что-то меня зацепило!» К двум часам ночи всё было готово, а утром танец прозвучал на репетиции.

Премьера балета «Гаянэ» состоялась 9 декабря 1942 года в Перми, поставили его балерина  Нина Анисимова и дирижёр Пётр Фельдт. Не смотря на военное время спектакль получился ярким и солнечным.

Ещё один замечательный балет так же рождался в стенах молотовской «семиэтажки». Сергей Прокофьев летом 1943 года приехал в Пермь для работы над балетом «Золушка» с артистами Кировского театра.  Два акта балета были им  закончены накануне войны, а вот третий был написан в эвакуации. В Молотове С. Прокофьев встретился с Галиной Улановой, Константином Сергеевым, Натальей Дудинской.  Осенью 1943 года С. Прокофьев вернулся в Москву, а законченный в Молотове  балет «Золушка»  стал «балетом Победы», ведь его премьера состоялась в мае 1945 года, но уже на сцене  Большого театра.

Наши земляки тоже оставили свой след в работе эвакуированного ленинградского театра. В ноябре 1942 года состоялась ещё одна премьера – опера М. Коваля на либретто  В. Каменского «Емельян Пугачёв».

Василий Васильевич Каменский, известный поэт, наш земляк, был большим другом и частым гостем ленинградских артистов. После постановки оперы он стал называть себя «ваш Пугачёв-Каменский». Сегодня школа п. Сылва, где я учусь, носит имя поэта и недалеко в селе Троица находится литературный музей его имени.

 Ленинградский театр им. Кирова  оставил в провинциальном Молотове свой «росток» - хореографическую студию, которая далее переросла  в прославленное  Пермское хореографическое училище. В Молотове  учебных заведений такого направления никогда не было.  Эвакуированных детей ленинградского хореографического училища  разместили сначала в деревне Платошино, потом они переехали в Полазну. В 1942 году из Ленинграда приехала прославленный педагог Агриппина Ваганова и решительно взялась за дело. Уроки проходили в церкви, которая не отапливалась и дети занимались классикой в валенках, лыжных штанах, концертмейстер играла в перчатках. Но уже через три месяца наш город впервые увидел отчётный концерт юного балета. Девочки в белых накрахмаленных платьях, мальчики в белых рубашках и чёрных брюках красиво двигались под звуки рояля. Урок проводила сама Ваганова.  Такого наш город ещё не видел!                                                                                                                        Детям прославленного ленинградского училища в эвакуации тоже приходилось несладко: они выступали в воинских частях, госпиталях, на заводах и фабриках, юноши из старших классов принимали участие в строительстве домов и на заготовках леса.

Уже в 1943 году был проведён первый набор местных детей, который и стал основой будущего Пермского хореографического училища. Руководила первой студией  любимая ученица А. Вагановой Екатерина Гейденрейх, хранительница традиций петербургской балетной школы. Пермское хореографическое училище очень быстро заявило о себе и сегодня  заняло ведущее место среди профессиональных  балетных школ.  Выпускники Пермской школы  успешно работают в театрах всего мира, а на здании  училища висит памятная доска в честь знаменитого педагога  Е.Н. Гейденрейх.

   За годы войны так  сложилось, что два города  - Молотов и Ленинград -   породнились.  Ленинградцы, сегодня санкт-петербуржцы,  и  молотовцы, сегодня пермяки, стали одной семьёй. Уральцы  научились у ленинградцев открытости, общительности, впитали столичную культуру. Неохотно расставались молотовцы с полюбившимся театром. А на последнем представлении «Жизели», где главную партию снова исполняла Галина Уланова, зрители стояли даже  в проходах.  В знак благодарности из Молотова в Ленинград был отправлен целый  состав со стройматериалами для восстановления кировского театра.

Прошли годы, но не забыли  спасший их  город артисты нынешней  мариинки.  Прославленная балерина Татьяна Вечеслова приезжала в Пермь в 1972 году на экзамены в Пермское хореографическое училище, заглянула в номер113 в «семиэтажке», прошлась по улицам города, которые очень изменились с тех пор.

В 1969 году в нашем городе вновь побывал и композитор Арам Хачатурян. Он  дирижировал оркестром  на премьере своего балета «Спартак» в Пермском театре и по пути  заглянул в старую «семиэтажку». Сохранились удивительные кадры лежащего на кровати композитора и его фраза: «Мы молодцы, переступили порог вечности». Сегодняшний руководитель  балетной школы Санкт-Петербурга  и выдающийся танцовщик Н. Цискаридзе на концерте в Перми поклонился сцене пермского театра и сказал, что  благодаря этому театру выжил  ленинградский  балет.     

В ноябре 1944 года,  после отъезда эвакуированного кировского театра, начал самостоятельную жизнь Молотовский театр оперы и балета, но это был уже другой театр. Труппа обновилась ленинградскими артистами, режиссёрами, дирижёрами, которые пожелали остаться в нашем городе.  С 1965 года театр стал носить имя П.И. Чайковского, в 1969   году театру было присвоено звание Академический.  По сей день  наш театр держит высокую планку, которую задали ленинградцы, продолжает и обновляет традиции.                                                       

Проследив  путь  двух театров в годы войны можно смело утверждать, «когда грохочут  пушки, музы оперного театра не молчат»!