ГАФНЕР Ульяна Алексеевна

Быличка о домовом

БЫЛИЧКА- жанр устного народного творчества: рассказ очевидца о встрече с нечистой силой. Я записала быличку о Домовом со слов моей мамы-студентки.

Быличка- жанр устного народного творчества: рассказ очевидца о встрече с нечистой силой.

Быличка о Домовом

(по воспоминаниям моей мамы-студентки)

         Вечером  с подружкой по пединституту приехала я в деревню Тиуново Гайнского района собирать местный говор. Мы остановились на две ночи у одинокой бабушки Летинки. Дом был большой, но неопрятный и тёмный. Мы расправили скрипучий диван, застелили своим бельём, попили чай из душицы и в 11 вечера легли в розовом предвкушении собрать богатый материал для курсовой работы. Бабушка тоже легла. Я от усталости сразу уснула. А среди ночи меня будит подруга и шепчет: «Послушай, как кто-то храпит. Я уснуть не могу от этого жуткого храпа».

        Обе прислушались.  Храп был какой-то не женский. И вообще он доносился со стороны печки, а бабушка Летинка лежала в противоположной стороне. Может, дед у неё есть, а мы не знаем? Пришёл да и лёг около печки. Усталость всё-таки взяла своё: мы пошептались и  уснули.

       На утро позавтракали и пошли по людям слова собирать: кольки, робить, розвальни и прочие русские диалекты. О храпе с утра никто из нас даже не вспомнил. За целый день устали: исходили рядом расположенные деревни Тиуново, Шипицыно и Базуево. Вернувшись, пообщались о находках, перемотали плёнку в фотоаппарате, поужинали и легли. Баба Летинка легла ране нас. Мы шёпотом переговаривались, и вдруг подруга вспомнила про храп: «Смотри, Оля,  бабушка уже сколько спит, а не храпит». Потом для доказательности подруга  прошла к печи и исследовала её вокруг. Там никого не было. Расследование вести не было сил, поэтому мы быстро заснули.

        В этот раз уже я проснулась от несносного храпа. И снова он со стороны печки доносился. В избе было темно, вставать было страшно. Я включила тусклый фонарик  и на цыпочках пошла к печи. Передо мной предстала удивительная картина. Я бесстрашно стояла и смотрела на НЕГО. Между стенкой и печкой развалилось волосатое тело величиной с огромного мужика. Тело лежало прямо на поленьях, уложенных между печью и стеной. Он мирно храпел, а волосатая грудь его вздымалась и опускалась. И от тела шёл какой-то зловонный запах нечистоты. «Боже ж ты мой!- вырвалось у меня откуда-то изнутри. – Спаси и сохрани». Я поставила на себе крест и убежала под одеяло.

      Тело зашевелилось, зачмокало и продолжило храпеть. Я после увиденного заснуть уже не могла. Промучилась до рассвета.

      Утром молча мы встали и засобирались в Гайны. Бабушка Летинка по-хозяйски кормила кур и овец. Бегала бодро, хотя ей было уже 88 лет. Обиделась, что мы за стол не сели. Вышла проводить нас до крыльца. Мы попрощались. Уходя, я всё-таки выпалила:

-Ну, бабушка Летинка, вы и храпите!

         Она засмеялась каким-то тонким смехом и призналась:

-Да это Суседко-от мой храпит. Всю жисть со мной живёт заместо мужа, такой огромной вырос, как медведь. Ране со мной спал, теперича на кровать-от и на полати не вмещается, так за печкой селится.

- Да чтоб я ещё по деревням разъезжала? Ни за что!- возмутилась моя подруга, ускоряя шаг от бабкиного дома на центральную дорогу.

     Позже я узнала, что Летинка  105 лет прожила. Точно Суседко её берёг и охранял.

 

 Гафнер Ульяна,

ученица 6 класса МБОУ «Сергеевская СОШ»