Верзакова Виктория Александровна

Лечебная сила уральской природы

Рассказ-воспоминание о моей бабушке

Лечебная сила уральской природы

Моей бабушке

Каждое моё летнее утро в детстве, когда поспевала земляника,  начиналось с поговорки бабушки: "Кто рано встаёт, тому бог подаёт".  Её голос звучал нежно, она растягивала слова, как будто медлила время, давая мне еще поспать хоть несколько секунд. А на часах – всего семь утра. Как ни старалась я закрыть крепко глаза, делая вид, что сплю, я точно знала: бабушка не уйдет из комнаты, не подняв меня сама. Она не доверяла меня будить моей тете (та со мной не церемонилась).

"Кто рано встаёт, тому бог подаёт»,- повторяла второй раз бабуля, растягивая еще больше эту фразу. Мне было приятно слушать ее голос, и очень хотелось узнать, а сколько раз она может ее повторить?

Я  лежала и смотрела сквозь прищуренные глаза, как утренние лучи, проходя сквозь зашторенные окна, играли солнечными зайчиками на противоположной стене. Конечно, мои авантюры "Бабушка, я ещё сплю" - ни разу не увенчались успехом, мне приходилось вставать с кровати и идти завтракать.
          Да, что-что, а больше всего я любила завтраки в детстве, это было время, когда вся семья собиралась и рассказывала о том, что им снилось, или обсуждался план на предстоящий день. А  ты сидишь молча, ешь и, ну, совсем немного, прямо чуть-чуть, слушаешь разговоры взрослых. А детские фантазии уносят меня все дальше и дальше. Размазывая манную кашу по тарелке, я представляла, что это снег. А моя ложка- это трактор соседа дяди Мити. И вот мой «трактор» гребет дорогу ко краю тарелки. И…

-Виктория!

Слышу я строгий, но нежный голос бабушки. Она всегда меня назвала по-взрослому, и мне нехотя приходилось возвращаться в реальный мир. Краем уха я слышала, что вместе с бабушкой я должна сегодня отправиться в гости к зайчику (это наша семейная «заманка» для детей на хозяйственные работы. И собрать, видимо, по просьбе зайчонки ягоды земляники).

Я всегда любила ходить в лес с бабушкой, так как она была более опытной и с детьми находить общий язык умела, детский врач, как никак!
К восьми часам мы были в полной боевой готовности. Вообще, в лес собрались мы всей семьёй, но просто расходились в разные места. Мы с бабушка шли на полянку, которая в нашем селе называлась Завалкой. А называлась она так потому, что находилась за заводом и деревья там были настолько старые, что обваливались. Из-за густой травы и деревьев, превратившихся в труху, почва была мягкой и плодородной.

Только сейчас я поняла, почему бабушка выбирала именно Завалку: это близко от дома, и не так тяжело для меня, шестилетней девчушки.

Выйдя за калитку нашего дома, мы с бабушкой держались за руку и каждый раз напевали известную многим поколениям песенку из мультфильма       про         Винни-Пуха.
- Куда идём мы с Пяточком? - голос у бабушки был мягким, говорила она чётко         и       размеренно.
- Большой-большой секрет! –продолжала я. У меня же в то время свистели некоторые звуки, как никак мне было шесть, начинали меняться зубы. Я представляла себя забавным смешным Пятачком, хотя мы чем-то и были похожи: маленькие, немного пухленькие, веселые и беззаботные.
- И не расскажем мы о нём, - на этом моменте бабушка чаще всего улыбалась, она была похожа на Винни Пуха, и мне от этого становилось еще веселее.
- О нет, и нет, и нет! - продолжала я, подпрыгивая на одной ноге. Мне было легко, весело.

Почему-то всегда бабушка заканчивала наше исполнение одной и той же короткой  фразой: «Да-а-а».

Я не понимала ее. Но почему она говорит "Да", если секрет должен быть в секрете?  В тот день спросила я её об этом.
- Возможно, в этом заключалась задумка автора, - понижая голос до заговорщицких тонов, отвечала мне бабушка, поэтому я весь оставшийся путь         находилась        в       раздумьях.
           Когда мы уже подходили к дорожке, ведущей на поляну, я обычно осматривалась и старалась приметить что-то, что помогла бы мне чуть позже найти это место, где я стою. Бабушка всегда учила меня, что нужно видеть не только внешнюю, но и внутреннюю красоту природы. По её мнению,  природа лечит. Куда мне, шестилетнему ребенку, было понять в то время: как может природа лечить? Лечить может только моя бабушка!

Подойдя к лесу, бабушка всегда останавливалась, прислушивалась и тихим голосом, как будто боясь нарушить тишину, произносила:

-Боже, как хорошо!

Я не понимала ее. Чего хорошего? Ну поют какие-то птички, ну пахнет лесом. Ну и что? Мне казалось, что сидя вечером на лавочке, можно почувствовать благоухание цветов из нашего палисадника. А это куда приятнее. А если посидеть подольше, то можно услышать и трели соловьев на речке. А это гораздо красивее.

А бабушка как будто не замечала меня и повторяла:

-Как хорошо, Виктория! Такой красоты ты не увидишь нигде. А этот  воздух….он волшебный, он лечебный…

И  бабушка вдыхала все грудью воздух, смешанный с ароматом поспевающей земляники и цветущих луговых трав.

Только сейчас я поняла, что больное сердце бабушки отдыхало там,  в лесу, набирало силы на долгую уральскую зиму, чтобы все зимние месяцы провести рядом с родными, а не на больничной койке.

От земли исходила приятная прохлада, а на некоторых лопухах ещё оставалась роса, которая тоже приятно холодила ноги, было слышно щебетание  неизвестных мне птиц.

Как   хорошо!

И так было каждый год на протяжении семи лет. Я училась видеть красоту родной уральской природы, как бабушка чувствовать лечебную силу воздуха. Мы несли домой полные ведерки, соревнуясь, у кого пальцы краснее от раздавленных спелых ягод; у кого аромат, исходящий от рук, насыщеннее.
         Мы были на месте. Были…