Дарования Прикамья

Тюрина Арина Алексеевна

цикл рассказов "Живёт моё детство"

12 страниц печатного текста

 

Память о наших традициях,

о наших предках живёт в нас,

пока об этом знают и помнят

 наши дети.

Ф.Абрамов

 

Аромат детства

Самое приятное воспоминание Танюши – запах детства, запах парного молока, земляники, сушёных грибов, свежескошенной травы, аромат только что испечённой сдобы.

Танюша – это моя мама, так её ласково называли в детстве. Именно она рассказала об этой счастливой, по её словам, поре. Особенно яркими были воспоминания, связанные с деревенскими каникулами. Сама Танюша родилась и выросла в современном посёлке лесозаготовителей, что находился на севере Горнозаводского района и, на тот момент, Пермской области (в 70-80 годы лесопромышленная отрасль была достаточно перспективной). И когда на каникулы она приезжала к бабушке и дедушке, то всё в этой деревеньке, расположенной между искусственным прудом и рекой Койвой, казалось ей другим, необычным, иногда странным. Необычным был быт и уклад в бабушкином доме: огромная русская печь занимала собой пространство и при этом отапливала весь дом. Танюша не понимала и спрашивала, зачем нужна такая печка. А бабушка, хлопоча у печки, объясняла, в каких случаях топится обычная печь, а в каких - русская. Газа в бабушкином доме не было, плитка была «слабая», и поэтому, когда нужно было сварить пельмени (а народу всегда было много: внуки на каникулах, дети, родственники, гости), а печь уже была истоплена с утра, то тогда разжигалась русская печь и ставился большой закопчённый чугунок. И на удивление, он закипал очень быстро, пельменей было сварено очень много (хватало варева 2-3), и все были сыты. А бабушка в такие минуты называла ласково печку «кормилицей».

Сам дом в Старом Бисере был достаточно крепким, просторным, ещё сам дед построил его вскоре после войны. Высокое крыльцо со скамьёй, крытая ограда, конюшня, огромный сеновал, банька- всё под одной крышей. Хорошо запомнилась банька, которая топилась по-чёрному: дым уходил через небольшое вырубленное окошечко, и когда баня была готова, оно затыкалось специальным кляпом, и баня «выстаивалась». Стены от дыма были чёрными, но к Пасхе обязательно отдраивались при помощи старых вехоток и речного песка.

Всегда по-особенному в бабушкином доме подходили к семейным ужинам: все стряпали пельмени, никто не отлынивал. Начинок делалось несколько: традиционная мясная, с квашенной капустой, обязательно с картошкой, на «закуску» - с редькой.

В хозяйстве всегда держали корову и бычка, и  семья постоянно была с мясом. И мясной фарш готовился по-уральски. Бывало, просыпается Танюша от странного звука - потюкивания. Сначала спросонья не поймёт - что же это? Но потом догадывается, что дед спозаранку рубит сечкой в корыте фарш. Когда он изрядно измельчён, добавлялся лук, перец, соль и холодная вода. Получалась вкусная и ароматная начинка. В нашей семье такие пирожки назывались «посикунчиками». И не каждая хозяйка могла похвастаться умением приготовить такие пирожки: сочные, маленькие. Если его откусить, то внутри его много мясного сока, который так и готов брызнуть от изобилия, отсюда и их название.

С раннего детства привлекал Танюшу голбец, он казался ей таинственным продолжением дома. Дед задумывал его вместительным (семья многодетная- 6 детей), чтобы все запасы могли уместиться. Если бабушка просила её спуститься в голбец и набрать картошки на еду и мелочи скотине, она охотно бралась за это. Ещё бы! Целое помещение под полом, где есть свет, много отсеков для картошки, свёклы, моркови, капусты, 2 бочонка с квашеной капустой и грибами, а самое главное, банки с вареньем - главной сладостью на бабушкином столе. И сколько потом Танюша, будучи взрослой, не пыталась разгадать секрет бабушкиного варенья, ничего не выходило! Казалось, бабушка вместе с ягодами добавляла в варенье часть солнца, запах леса и трав, привкус ветра и реки – всё это так напоминало аромат детства!

 

 

 

 

 

 

Деревенская страда

Танюшин дед-участник ВОВ, инвалид 3 группы, несмотря на ограничения в здоровье (разбита коленная чашечка при осколочном ранении), был крепким хозяйственником. Но одному, без поддержки детей, навряд ли ему было бы под силу управиться с огородом и хозяйством.

С наступлением сенокосной страды в начале июля бабушкин дом оживал, как большой муравейник: съезжались дети, внуки, чтобы помочь в страду. Бабушка была центром всех сборов. И как только она всё успевала? Во-первых, нужно было всем подобрать одежду: обязательно для всех белые рубахи (считалось, что жара в светлом переносится легче, да и комар и мошка не так липнут), кепки, платки на голову, кеды или сапоги. А ведь ещё надо было встать раньше всех, управиться по хозяйству, всех накормить (бабуля всех называла «оравой»), собрать с собой котомку с запасом еды, дать указание младшей снохе, которая оставалась на хозяйстве.

И сам дух сенокоса, с его пьянящим запахом свежескошенного сена, стрёкот кузнечиков, чай, заваренный на костре (вместо заварки – цветы кипрея и зверобоя) врезался в память навсегда.

 

А ещё дух семьи, который объединял всех! А как дружно работали, каждый знал своё дело: в первый день мужики косили,

 

 женщины только разбивали валки, подсушивали. Считалось великой удачей, если в 2 дня удавалось собрать сено и вывезти.

Но самым трудным участком была паберега (заливные берега, в просторечье – по берегу, переросшее в паберегу), где трава была сочной, густой, сладкой, и находилась она выше посёлка по течению реки Койвы ( в нескольких км от Старого Бисера). Место это считалось труднодоступным: туда добирались пешком, с «ночевой» на несколько дней, захватив с собой литовки, грабли, палатку, снедь, обязательно ружьё. Мало ли что – кругом лес, горы. Уходили в основном мужчины: дед, сыновья, бабушка шла наравне со всеми.

Управиться с паберегой было непросто: сначала трава выкашивалась на самой пабереге, а уж потом в кулигах ( затемнённые полянки, уходящие в лес), затем сырым вытаскивалась на лёгких тонких  носилках, сделанных тут же, из ёлок. На всё - про всё было 2-3 дня.

 

Собранное сено грузилось на КрАЗ, который доезжал до пабереги прямо по Койве, благо в июле она сильно мелела. Но самым ответственным и опасным был обратный путь - с сеном. Машину грузили до отвала, сено стягивали, чтобы не растряслось.

 

 Гружёная машина ехала, так сказать, по течению, но  дальше всё зависело от мастерства шофёра: не дай, Бог, машина ухнется в яму, заглохнет, сено макнётся боком в воду – половина работы насмарку! В общем, дело не из лёгких. Но как говорили старшие, вернувшиеся с покоса (загорелые, уставшие, покусанные комарьём, но счастливые!): «Взяли паберегу – считай, до марта запас сена есть!»

 

 

 

Старый дом

Добравшись до Старого Бисера на рейсовом автобусе, по дороге к бабушкиному дому всегда заходили в «старый дом», так называли прабабушкин дом. А заходить к ней любили все: прабабушка Зоя, несмотря на свои 82 года, была подвижной, задорной по характеру. В доме всегда чисто, самовар наготове и обязательно «постряпушки»: домашнее сдобное печенье, кекс «Рыбка» с глазом-карамелькой, белоснежное безе, которое готовилось впрок и бережно хранилось в коробках из-под рафинада. В общем, когда ни зайдёшь – стол рад гостям!

«Старый дом» - настоящий музей: кожаный чёрный диван (его в шутку называли наркомовским), старинный буфет ручной работы, чугунный утюг (электрический не использовался, выцветшие фотографии в деревянных рамках (память о прадеде – участнике Первой Мировой свято хранилась ). Но центральное место в доме занимала туйка (одно время в деревнях было принято в углу, в кадке, выращивать массивные растения: жирные фикусы, разновидности туек). Растение это тщательно оберегалось, за ним был особый уход и полив. Её верхушка была подвязана к белёному потолку, и дети близко не подпускались, чтобы не сломать какую-нибудь веточку.

Холодильник, электрические плитки - это прабабушка не признавала, а пользовалась по старинке ледником (вырытой яме со льдом), который находился в крытом амбаре. Мясо, молоко, творог, другие продукты неплохо сохранялись в таких условиях, несмотря на жаркое лето. Чтобы подготовить такой ледник, нужно зимой заливать яму водой вперемежку с опилом, и так слой за слоем, давая замёрзнуть каждому слою, к марту-апрелю он был готов, оставалось только плотно закрыть люк и утеплить, и можно пользоваться до следующих первых морозов.

Сама чайная церемония в «старом доме» тоже была необычной: чай разливался не в кружки, а обязательно в стаканы с подстаканниками, начищенными до блеска. А баушка Зоя (так её называли внуки) пила чай с блюдца, вкусно прихлёбывая. И чай-то тоже был необычный – морковный (морковь, обычно мелкую, засушивали в русской печи, а затем эти «парёнки» заваривались как чай). Бесподобный вкус детства!

 

 

 

Семейные вечера

Как замечательны семейные вечера-посиделки! Для ужина, когда все собирались за столом, сносились все стулья, табуретки, чтобы посадить каждого. Разливалась грибная уха из свежих грибов, приправленная взбитым яйцом, подавалась свежая отварная картошка, посыпанная ароматным укропом и жаренные в сметане с луком «пальчики», так называемый сорт  съедобных грибов, неизвестно почему их так прозвали в народе, ведь они больше похожи на желтоватые кораллы. Но вкус у этих необычных грибов был изумительным, и росли они только в определённых местах, и их ещё нужно было поискать. И, казалось, ничего не было вкуснее этой постной простой пищи. Народу много, шум, гам, бряканье алюминиевых ложек (в доме признавалась  только железная посуда).

Ужин заканчивался чаем или молоком, и начиналась игра в карты или лото, причём дети и внуки наравне участвовали в игре. Сколько шуток, анекдотов, забавных деревенских историй было в этих посиделках. Играли пара на пару, «мухлевали», и всё это после трудового «страдного» дня. Стоит удивляться бабушке: день её начался с рассвета и нескоро ещё закончится, пока всех не положит спать, кого-то отправит на сеновал (места в доме всем не хватало, да и душно, а на сеновале - красота!), а завтра с утра - опять хлопоты. И как она успевала посматривать за всем: чтобы все были сыты, обогреты, и во всём чувствовалась её забота, а жилистые руки её слегка подрагивали. Бабушка по-деревенски отшучивалась бывало: «Ничего, зима впереди, успеем выспаться у тёплой печки!»

 

Свадебные хлопоты

Танюшка застала 2 свадьбы, которые праздновались в их семье, и праздновались они широко, по-деревенски. Многое из тех традиций встречается и сейчас, а многое сошло на «нет», потерялось, растворилось в современности.

Свадьба в деревне – событие значимое. Готовились к свадьбе заранее, не принято было назначать её в сезон страды и уборки урожая. Обязательно приглашались родственники, даже и далёкие, соседи, друзья. Деревенская свадьба отмечается 2-3 дня, а то и недели бывало мало, всё зависело от доброты, щедрости и гостеприимства хозяев.

Если невеста не местная, обязательно договаривались с соседями или родственниками, размещали невестину родню именно там, оттуда и «выкупали» невесту. Для того чтобы дать знак, затопляли печь или вывешивали на крышу что-то красное, что означало, что невеста готова, можно ехать выкупать. Было обязательное катание на лошадях в открытом возке зимой-весной, а летом в бричке. Дуги у лошадей разрисованы и украшены разноцветными лентами, подвешен колокольчик, чтоб издалека было слышно, что едет свадебный кортеж.

Второй день наполнен шутками, розыгрышами. Невестка должна показать, какая она хозяйка, и напечь пирогов. Родственники жениха в шутку перекрывали трубу, требуя символический выкуп. Ещё была одна забава: «молодые» должны натаскать воды в баню, гости родственники делились на 2 группы: одни помогали «молодым», другие «мешали»: опрокидывали вёдра, не давали пройти. Смех, веселье, кутерьма! Особое место на свадьбе – баянисту, хоть современная музыка и есть, а баянист всегда в центре, и обязательно песни, весёлые, трогательные, с надрывом души. Деревенская свадьба – это не только событие, это поистине семейный праздник и традиции, которые запоминаются на года.

 

Эпилог

Собирая этот материал, я так увлеклась историей нашей семьи, что твёрдо решила глубже узнать свою родословную, своих предков, историю своего рода, которая неотрывно связана с историей Горнозаводского района и края. Пока есть те, кто может мне это рассказать, обязательно это сделаю и напишу об этом следующий цикл рассказов.