Дарования Прикамья

Палкин Артём Павлович

Сказка про то, как Оленёнок на Басегах побывал

Сказка про заповедник "Басеги"

Сказка про то, как Оленёнок на Басегах побывал

Жил на Урале Оленёнок. Маленький, совсем крошечный. Он родился всего две недели назад, а сейчас уже вовсю резвится вокруг матери. Олениха только качает головой при виде своего озорника.

– Мама! А что это там? – однажды спросил Оленёнок, кивая головой в сторону высившихся выше леса громадных синих гор.

– Это, мой хороший, батюшка Седой Басег! – ответила мать.

– А почему он «седой»?

– Потому что много лет прожил и ещё долго жить будет.

– Давай наверх сбегаем? – заговорщицки улыбнулся Оленёнок.

– Нет, сыночек! Ты ещё мал, и твои ноги не окрепли для такого трудного пути.

– Какой же я маленький! – обиделся Оленёнок. – Мне уже полмесяца!

– Вот именно… – безнадёжно вздохнула мать. – И не спорь со старшими!

И мать склонила голову и стала есть беломошник, а Оленёнок, понурив голову, отошёл прочь. Вдруг в его голове мелькнула озорная мысль! Он оглянулся на стоявшую невдалеке мать и решил: «Я только туда и обратно, быстро, она не заметит!» И побежал, спотыкаясь и запинаясь о коряги, поскальзываясь на голых камнях. Оленёнок перепрыгивал внезапно появлявшиеся ручьи, иногда падая и царапая кожу о речные камни в кровь. Малыш бежал по лесу, еле успевая отводить глаза от острых ёлочных иголок, выбивая копытцами равномерную дробь. Цок-цок-цок-цок…

Когда мать заметила исчезновение своего озорника, тот был уже на довольно большом расстоянии от поляны, где они стояли.

– Оленёнок! – крикнула она, подняв голову. – Где ты?

Никто не отзывался. Она поняла, что её неслух сбежал. Олениха внимательно вгляделась в сторону далёких гор и сорвалась с места. Она мчалась размашистыми шагами, пролетая за один скачок по три метра. Быстрый темп скоро дал о себе знать, но она не останавливалась и надеялась, что с сынишкой всё в порядке…

Тем временем Оленёнок сбавил темп. Он очень устал, да ещё и белку на дереве заметил. Ярко-рыжая шёрстка с белой грудкой, пышный хвост, остренько торчащие ушки с кисточками и узенькая мордочка делали её лесной красавицей. Оленёнок загляделся на красу и не заметил, как врезался в берёзу… Бац! Перед глазами поплыли радужные круги и пятна, голова закружилась, и он будто провалился в темноту…

Олениха, уже задыхаясь, нашла его почти у подножия Басега. Оленёнок лежал, раскинув ноги, и еле слышно постанывал. Берёза, в которую он врезался, шумела ветвями, как ни в чём не бывало. Мать кинулась к своему ребёнку. Поняв, что нужно делать, она побежала к лесной тропе за подорожником. Сразу же обнаружив нужный кустик, Олениха оторвала листочек губами и вернулась к сыну. Приложила лечебную траву к ранке, улеглась рядом…

Прошло три часа. Оленёнок очнулся и, оглядевшись, увидел лежащую рядом обеспокоенную мать. Та заметила, что он пришёл в себя, и вздохнула:

– Зря я тебя не послушала! Надо было понять твоё детское любопытство. Прости меня.

– И ты меня прости, мама! – прошептал Оленёнок. – Я ведь тебя тоже не послушал. 

– Да что теперь говорить, – мать повернула голову набок. – Ты как, сможешь идти наверх? Тут немного осталось…

Оленёнок посмотрел туда, куда он так страстно стремился. Огромная громадина вздымалась над лесом и почти закрывала заходящее солнце… Вблизи Седой Басег походил на медведя, которого Оленёнок видел один раз в жизни, да и то издалека. Но тот был бурым и не таким большим. А этот каменный «медведь» казался просто огромным! Поблизости он был не синим, а тёмно-зелёным из-за колючего хвойного ковра, почти полностью покрывавшего его бока. Поднявшись с мамой на простор, Оленёнок долго смотрел на далёкий фиолетовый горизонт, на зелёную и голубую тайгу, на рубиновый шар закатного солнца. Всё это было таким необыкновенным, прекрасным, волнующим… И он вдруг понял, что уголок, где он полмесяца назад родился, – самое лучшее место на всей планете.