Уразбаева Алина Радиковна

"Черничная загадка"

Рассказ о чернике - ягоде, которая объединяет семью, меняет отношение к себе и жизни.

Черничная загадка

 

Самое дорогое у  человека – его семья. Так порою тяжело, когда  старшие взрослеют и уезжают. Так было и у нас в семье, где воспитывались три дочки. Разница со старшей сестрой Альбиной - пятнадцать лет, со средней  Лияной - одиннадцать. Я была младшей до поры до времени. Меня очень любили, баловали. Поэтому неудивительно, что когда сёстры уезжали, я плакала, тосковала, ждала в гости. Два года назад родители взяли из детского дома девочку. Так у нас появилась вторая Алина, младше меня на три года. И стала я старшей Алиной. Папа тогда сказал: «Раз у нас теперь две Алины, то одна будет Малиной. В честь моей  любимой ягоды».

Сегодня праздник - приехали старшие сёстры: Альбина и Лияна. Какая радость! Но не тут-то было. Нет, чтобы приехать, отдохнуть. Так нет же – за черникой собрались!  Инициатор  - Альбина, Лияна – туда же, вместе  с мамой – группа поддержки. Куда денешься – придётся идти. Сколько лет вместе (все сёстры) ходим во главе с мамой. Для Алины младшей это первый поход  за черникой, она пока не совсем понимает, что её ожидает  в лесу – пойдёт на съедение мошкаре и комарам. Настоящее испытание - не для слабых.

Альбина, видя моё настроение, ободряюще произнесла: «Алин, сходим в разведку, только посмотрим, выросла черника или нет. Если нет – сразу домой!» Ага,  хитрая какая, «если нет», а  если есть? Да, никуда не денешься. Бреду за «ягодной» одеждой. Одеваемся все достаточно быстро, но тщательно, чтобы комарьё не смогло нас искусать: двое штанов, тёплые носки, плотная кофта (сверху какая-нибудь папина куртка), на голову платок, а то и два. В карман, чтобы всегда под рукой был, - спрей от кровопийц. Передо мной вопрос: на ноги надеть надёжные, защищающие ото всего сапоги или удобные кроссовки? Останавливаюсь на кроссовках: «Через речку переходить не собираемся». Всё, готова. «Да, а когда-то ты всегда плакала, кричала, когда мы уходили за черникой. Совсем малышка, готова была идти, лишь бы  с нами. А теперь мы вместе», - радостно говорит Лияна.

Если сказать честно, чернику собирать я не люблю. Я могу собирать любые ягоды, если не всегда с удовольствием, то хотя бы с нормальным настроением.  Но не чернику. Собирать чернику для меня – это очень мучительная работа. Во-первых, растет она в лесу, почти дремучем, где чувствуешь жутковато себя. Во-вторых, у самой земли,  низко наклоняться, и сыро. В-третьих, там тучи мошкары и комаров, они лезут в глаза, нос, уши, кусают беспощадно шею, залезают под штаны, если они не заправлены как следует в носки.  Но повторюсь: что поделаешь, старшая сестра своим примером заставила меня за ней пойти! А Лияна готова убить двух зайцев: она горит желанием помочь маме, собрав побольше ягод, и наговориться всласть, ведь так редко удаётся вырваться и собраться вот так всем вместе. Вот и сейчас идёт, ни на секунду не замолкая. От нашего дома до леса, где растет черника, идти примерно полтора километра.  Сначала я злюсь на всех, но вскоре под Лиянины шутки, щебет, по которым так скучаю в их отсутствие, прихожу незаметно для себя  в доброе расположение духа. Помогают в этом смех и шутки остальных, никто не остаётся в стороне – держат меня в поле зрения. Особенно Альбина старается подлизываться. Алина младшая смеётся вместе с нами и крутит  головой, обращая внимание на цветы иван-чая, огромные кусты репейников, ковыль, на красивые кочки травы, которых великое множество на нашем пути. Неожиданно останавливаемся, Малина  по инерции ткнулась в меня и удивлённо смотрит на маму, когда та говорит:

- Вот и пришли.

В нескольких метрах от нас плотной стеной стоят многочисленные  молодые берёзки, за которыми устремлённые вверх взрослые деревья: и берёзы, и ели, и сосны. Мы, как по команде, начинаем приводить себя в боевую готовность, скоро будет не до шуток: максимально закрываем открытые участки тела, поправляем одежду, брызгаем друг на друга спреем, оберегая глаза. Я лично завязываю практически всё лицо.

-И где черника? Она так прячется, что я её не вижу? – недоумённо вглядывается в траву наша младшенькая, успевая повторять всё за нами (мама следит).

- Чуточку терпения. Держимся за мной,  - командует Альбина.

Мы идём друг за дружкой гуськом, замыкает наш паровозик мама. Когда входим в лес и пробираемся сквозь берёзки, то тропинкой даже и не пахнет, но старшие продолжают уверенно своё движение.  Буквально через несколько метров она обнаруживается, становится узнаваемой, ещё чуть-чуть – мы идём по достаточно протоптанной тропинке. Неудивительно, что наша Алина младшая растерялась, когда услышала, что пришли. На самом деле,  нас отделяет от черники буквально метров сто пятьдесят.  Нас встречают хозяева этого леса. Приятные из них – птицы, правда, из-за нас у них переполох (своими криками они дают понять это). И неприятные, отвратительные, не раз мною уже названные насекомые.

Пока мы входим в лес, никаких признаков того, что здесь растёт черника, нет, но спокойствие  знатоков этих мест вселяет надежду, что не надо волноваться раньше времени. 

-Ой, а деревья-то  здесь хрупкие, вон сломанные стоят, тонкие какие-то, - осторожно сойдя с тропинки, озираясь по сторонам, почти шепчет Алина и подходит то к одному,  то к другому дереву, прикасается к стволам. – Посмотрите, берёзка покрыта мхом. И это  деревце тоже.

- Тонкие и ломкие они, наверно, потому, что света здесь мало, и болотистая местность. Мох - от повышенной влаги. Аккуратнее будьте, не садитесь – сыро, - предупреждает нас из-за москитной сетки мама.

- Ну, скажем, деревья тут не только тонкие, - возражает Лияна, показывая на представительные ёлку и берёзу, растущие неподалёку.  - А вот насчёт мха ты права. Присядь-ка.

Наговаривает Лияна, а сама приседает на корточки и с наслаждением опускает руки на мох, легонько нажимает, они проваливаются, как в пух. Я и Алина младшая тоже  проверяем мягкость мха, раскинувшегося настоящим ковром. Руки убираем – мох  принимает прежнюю форму. На него кое-где мягко приземлились  листочки и шишки, и теперь отдыхают.

-Вот-вот, Алина, посмотри,  что здесь, - подаёт сигнал к действию Альбина.

Мы, Алины, услышав каждая своё имя, устремляемся к сестре, которая наклонилась к кустику. О плохом настроении я уже забыла, с интересом откликаюсь на приглашение. Лияна смеётся над нами:

-Да вы глаза-то раскройте, оглянитесь!

Раскрыли, оглянулись: под деревьями и не только нас ждут кустики с фиолетовыми ягодами. Это нас встречает черника. Ягодки у неё мелкие, фиолетово-синего цвета.  На ощупь они гладкие, если спелые – мягкие, на вкус кисловатые. Этот вкус я помню с первого похода. Мне и пробовать не хочется.  Кстати, если у кого-то из нас есть такое желание, то вряд ли получится или очень надо постараться, мы же в придуманных нами масках. Смотрю вокруг и убеждаюсь, что черника поспела, что её много. Приседаю. И никуда не уйдёшь. Поднимаю глаза на Альбину, встречаю её извиняющийся взгляд. Она пожимает плечами и кивает на остальных, которым не до взглядов – собирать пора. Надо не зевать,  не отставать. Мама уже повязала большой белый пакет на дерево, чтобы издалека был виден, на случай, если разбредёмся.

Пока мы находимся все рядышком, Алина младшая спрашивает:

-А что, мы одни сюда пришли? Почему тропинка невидимая совсем?

-Не переживай, - отвечает  Лияна, - скоро здесь перебывает много народа. Люди будут приходить с утра до вечера, и тогда   тропинка  будет протоптана чуть ли не до самой земли. Видна будет лучше некуда. А от центральной тропы будут змейками уходить в разные стороны ответвления. Когда сезон сбора черники закончится, ее всю соберут, тропинки снова зарастают травой.  На следующий год люди снова протаптывают дорожку в маленький черничный край. И так из года в год. Малина вздохнула понимающе.

Вопрос появился у меня:

- А вот мы приходим с  вами  тогда, когда черника созреет. Я, например, как черника расцветает, никогда не видела, представления не имею.

- И то правда. Сколько лет живу, ни разу не видела, как она цветёт, не интересовалась как-то, - поддержала мама. - Когда поспеет, идём.

- Я недавно увидела, вернее, специально посмотрела в интернете, - похвасталась Альбина. - Так вот. Цветет черника очень скромно, но мило. Сначала у нее появляются белые цветочки в виде колокольчика, края которого почти смыкаются между собой. Затем они розовеют, а уже потом эти цветочки становятся красными.

– Ты лучше расскажи, какое у тебя любимое число, - это я резко меняю тему разговора – не о чем что ли, кроме черники, больше говорить?

- Ты же знаешь, что – 3. Родилась 30 числа, третьего месяца, и в городе и у нас в деревне у меня 13-й дом.

- Ну-ка, ну-ка, а число 2? – не отстаю я.

- Нет, но интересно вот что: познакомилась с мужем 22 февраля, увиделась с ним 22 марта, познакомила его с родителями 2 апреля, никах сыграли 22 июня.

- Альбин, раз  уж ты разговорилась сегодня, вспомни-ка, как со мной водилась, нянька, - Лияна и мама улыбаются. Они прекрасно знают эту историю – пусть услышат Алинки.

-Так я же тогда тоже совсем маленькая была. Решила с тобой поделиться вкусным печеньем, которое я любила, накормила тебя. Я ж не знала, что печеньем тебя кормить ещё рано в два-то месяца. Помню, как мама испугалась тогда. Да ладно тебе. Я-то о тебе хотя бы заботилась, кормила, а ты помнишь, как Алину в садике оставила?

- Да, такое не забывается. Километров пять на школьном автобусе проехали, и  вот на половине пути домой о малышке нашей вспомнила, - смеётся Лияна, - мы развернулись и поехали за сестрёнкой обратно.

За разговорами и работа спорится, не стоит на месте. Приятно наблюдать за собирающими чернику. Мама быстро отрывает по одной ягодке от кустика и кладет в ведерко. Альбина набирает ладонь и только тогда кладет в посуду. Она очень быстро собирает черничинки, потому что с малого возраста приучена. Мы с Лияной собираем сначала полные ладошки, затем высыпаем ягоды в маленькую посудку, пока она не наполнится, а уже потом пересыпаем их в ведерко. Мне кажется, что если собирать чернику, пересыпая ее из одной посудки в другую, то так черника собирается намного быстрее.

А  черника нас захватывает, зовёт каждую из нас за  собой.  Я начинаю собирать чернику, сидя на корточках, потом, когда колени начинают болеть, просто сажусь на них и собираю чернику так, передвигаясь туда,  где больше ягод. Мама собирает чернику, ползая на четвереньках. Мы с мамой  не так сильно ощущаем боль благодаря мху. Про опасную сырость мы забываем. Сёстры собирают чернику наклонившись. Вроде бы никто из нас не бегает, но через некоторое время мы оказываемся достаточно далеко друг от друга. Белый пакет на ветке развевается на ветру, вздувается и помогает не заблудиться. Мне хочется поговорить со старшими сёстрами, вижу, что они далековато, приближаюсь то к одной, то к другой. Об Алине беспокоиться не надо – она всегда рядом со мной. Видя, что я собираю ягоды быстрее, она старается обеспечивать меня  постоянной работой: пока я собираю чернику с одного куста, она ищет другие кустики и зовёт меня туда, чтоб я обобрала и их. «Надо сюда на велосипеде приехать. Ты будешь собирать, а я буду за велосипедом присматривать, подтаскивать его поближе к тебе», - предлагает она. Да, будет очень весело и забавно. Вижу, Алина устала: ходит, хрустит хрупкими сломанными ветками,  пощипывает мох, отмахивается от надоедливой, жужжащей тучи.

Что это за голоса? Пришли другие ягодники. А у нас уже семь литров, не переживаем. Пришедшим весело, много от них шума, суеты. Очень смешно, когда убегают далеко друг от друга и проверяют  звонкость и громкость своих голосов. Накричаться не могут, докричаться получается.

Мама с Альбиной идут к нам, предлагают идти домой. Алина младшая с радостью принимает их предложение. А нам с  Лияной хочется дособирать свои ведёрки, жалко поляночку черничную бросать. Ещё мы схитрить хотим – напрямик домой  прийти. Через минут пятнадцать продираемся через заросли, Лияна показывает мне прямую дорогу к дому. Почти дошли, но вот незадача – на пути речка, совсем небольшая. Можно перебраться, даже дерево лежит, предлагает пройти по нему. Вроде бы крепкое. Рискую, иду. И жалею, что выбрала утром кроссовки: дерево уходит под воду, и я набираю воды.  У Лияны ноги в  сапогах остаются сухими. Подумаешь, какой пустяк.  Подходим к дому, в кроссовках жулькает. Но настроение у меня не испортилось. Ноги высохнут.  Лияна посмеивается надо мной. Мы дома.

Как долго теперь опять ждать Альбину и Лияну. Каждая из  нас по-своему будет вспоминать сегодняшний выход за черникой, объединившей очередной раз семью, открывшей ценности друг друга, общения. Со мной надолго останутся  такие простые и важные разговоры.

Завтра сёстры уедут. Мы с Алиной сядем на велосипед (я за руль, Алина на багажник), поставим ведёрки в корзинку перед рулём и поедем. И будем мы собирать чернику, которую я так не любила ещё вчера, и вспоминать, как вместе провели незабываемый черничный день. И будем ждать. И разгадывать дальше загадку черники, чего и другим желаем.

 

Никах – помолвка (тат.)